Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:16 

Смольный институт в письмах и комментариях. Иллюстрированное издание. Том 3.

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Эпиграфы:

Так лети, лети, недописанный роман...
Скади

Еще будем долго огни принимать за пожары мы,
Будет долго зловещим казаться нам скрип сапогов...
В.Высоцкий.

Итак, мы продолжаем.

А потом - отбой и подготовка ко Сну. А день рождения Машеньки Вельк так и не удалось отпраздновать...

Девочки развлекаются кто во что горазд, а я опять пойду в обычном платье. Без пелеринки и фартука, вообще-то говоря, это позорный наряд, но мы предположим, что оно бальное (только без воротника пока).




Готичность нынче в моде. Ниночку Микеладзе умащает кровью, кажется, Соня Лебедева ( smolny.livejournal.com/23737.html ).




То же, более крупным планом.




Сонечка Лебедева, которой я предложила пойти посниться леди Макбет - благо руки все равно в крови.




Те же, там же и тогда же.

Но сон оказался странным. Какой-то гроб, какие-то яблоки по миллиону, какая-то нищенка, полевой госпиталь... София на все это посмотрела - и пошла читать "Маленьких мужчин". (Здесь мне хочется еще раз сказать спасибо мастерам, даже пасть ниц пред ними - за то, что они разрешили выходить из Сна в любой момент, когда этого захочется, и сделали весь второй (спальный) этаж тихой зоной. Если бы мне пришлось этот Сон принудительно досмотреть до конца - я бы плюнула на все и утром бы вызвала такси. Ибо сама же писала: активно мстить не надо, а вот прекратить общение... Мастера, если вы это прочтете, спасибо вам!.. Я еще в конце цикла вас поблагодарю, но и здесь надо! [Позже, почитав разговор с Шагги вот здесь - rovenion.livejournal.com/1058162.html. Господи, милые, милые мастера! У меня не хватает слов, чтобы выразить мою благодарность по поводу разрешения "спокойно просыпаться". Если бы я "доспала" до суда и проч. - не знаю, что было бы.])

А утром пришло очередное письмо. От дядюшки Якова.

"Здравствуй, Сонечка!
С интересом прочитал твое письмо. Интересные вам темы для сочинений дает ваш учитель. Гимнастика для ума дело конечно полезное и очень важное, но тема для рассуждений выбрана достаточно страшная. Предательство - вещь страшная. Потому, оправдать его невозможно. Но, иногда есть вещи которые сильнее чувств дружеских или родственных. Это любовь. Стоит только вспомнить историю, как Давид предал своего друга Урию, и женился на его жене - так велика была его любовь к этой женщине. [Гм, спорная идея... ]
Рад, что чтение тебе понравилось. Чтение - вот настоящая гимнастика для ума. И чем больше ты будешь читать, тем острее будет твой ум. [Оно бы неплохо, но возможны варианты.]
Помнишь, я присылал тебе волчок? Он называется дрейдл, все еврейские дети в нашем местечке [???] играют с такими на Хануке. Надеюсь, что когда нибудь я смогу показать тебе как это правильно делается. [Я ж уже не ребенок!]
К сожалению, книг английских прислать тебе не могу. Но посылаю тебе более полезную и познавательную книг про жизнь за чертой оседлости. [Что познавательная - это да. "Пережитое. Сборник, посвященный общественной и культурной истории евреев в России. Том 1". Добрые мастера мне разрешили его подержать у себя и после игры, и теперь я думаю, не завести ли это издание...]
Береги себя.
Любящий тебя дядюшка Яков".

Завтрак. За ним maman неожиданно говорит о такте, о том, что не надо оскорблять чувства других - и как-то это увязывает со вчерашним чтением немецких стихотворений. Ну право слово, maman, ведь только _очень_ неумный человек может оскорбиться немецкой классикой!..Через 100 лет, а то и раньше, немецкий снова станет обычным и нормальным (если сравнивать с французским и Отечественной войной), но это ж еще так далеко... Опять зачитывают списки погибших и раненых. Ничего не понятно. Потому что не слышно.

По дороге в основное здание m-lle Valentine сказала, что идея продать платья для выпускного вечера maman не поддерживает. Она полагает, что враг сделает из этого вывод, что Россия находится совсем уже на краю. Лучше их продать _после_ бала - они ж потеряют в цене совсем немного... (София это принимает к сведению, но "по техническим причинам" не реагирует. Ей все равно нечего продавать - выпускное платье казенное и ей не достанется, а деньгами внести не получится).

По возвращении в основное здание - скоро начнутся факультативы - становится ясно, к чему maman говорила про немецкий язык. Пришел новый номер "Женского вестника". Новости с театра военных действий (бедная Любица, у которой расторгли помолвку с немецким принцем. А может, ей и повезло, что не успела вступить с ним в брак?), известия о переименовании Петербурга в Петроград (ну право слово, зачем же идти на поводу у самых, так сказать, темных слоев населения. Пожалуй, я согласна с г-жой Гиппиус, хотя это и чересчур самонадеянно с моей стороны), открытие курсов сестер милосердия (о, надо сказать Анечке Белецкой), Государыня Императрица и великие княжны работают сестрами милосердия (хорошее, богоугодное дело), какая-то дама в Эстляндии чуть не сгорела заживо, но все обошлось, зато исцелилась [стрессотерапия - дело, может, и хорошее, но я его крайне не люблю. Может, именно поэтому мне не стоит ездить на игры?], военные преступления, статья про авиатора Нестерова, списки убитых и раненых...

Еще утром София поняла, что дальше откладывать заполнение альбомчика нельзя - и пошла приставать ко всем с просьбой что-нибудь написать. Включая дворника и горничную maman. Если бы игра продлилась подольше, возможно, появилась бы поговорка типа "неизбежны смерть и альбом Птицы, впрочем, насчет смерти есть некоторые сомнения".




В вестибюле. Воспитанницы смотрят на объявления, а призрак смотрит на воспитанниц.




Дворник. Не то Степан, не то Пафнутий - там была какая-то странная история с ним... Помимо поддержания чистоты, он еще переправляет - за небольшую мзду - из института письма, а в институт - лакомства и письма (которые, таким образом, не проходят проверку классных дам).




В библиотеке. Все ждут начала факультативов. На первом уроке - выбор между военно-полевой медициной (_НЕТ_. Я _не хочу_ и _не буду_ думать о войне), хором (увы...) и педагогикой (а это может быть полезно). Значит, идем на педагогику. (Позже София об этом пожалела, поскольку г-н Буданов провел занятие с некоторым уклоном в милитаризм. Тема, конечно, актуальная, но _я не хочу и не буду_ об этом говорить и думать.) И не забываем проявлять активность. Хотя местами хочется проявить активность физическую и не приличествующую благородной девице. Например, швырнуть забытую кем-то на столе чашку на пол и заорать, что уже сыта по горло разговорами о войне, армии и все таком!.. Учитель на ходу меняет задания. Чем хороша педагогическая подкованность - можно с любой ошибкой вывернуться, сказав, что это, допустим, пример для размышлений. Или обучение чему-нибудь.

Второй факультатив. Военно-полевая медицина (на него хотели очень многие попасть, поэтому доктор Хованский читал лекцию дважды, для двух групп) "отпала в полуфинале". Литературный кружок, означенный в расписании как "если будет кому провести", не состоялся, значит, идем на лекцию по астрономии. Ее читает приглашенный лектор (постоянных уроков астрономии в Смольном нет. Наверное, это и хорошо, а то там же _математика_!). Женщина, m-lle Ворошилова-Романская, которая даже в самом университете преподает!.. На лекции о войне и политике не говорят, и София неожиданно обнаруживает какие-никакие познания в астрономии...

В перерыве - пишем письмо.

"Милый uncle Jacob!
Получила ваше письмо и очень обрадовалась.
Я думала хотя бы начать ответ на лекции по астрономии (представляете, ее читала дама! M-lle Ворошилова-Романская, может быть, Вы слышали?) Но она так интересно рассказывала, что все внимание досталось лекции. Жаль, что у нас нет этого предмета. Он _так_ далек от того, о чем у нас все (и г-н Буданов, преподаватель педагогики) говорят! Но увы! Нет в жизни идеала! В астрономии _столько_ математики...
Ну, это _все_ наши новости, о которых имеет смысл писать. Мировые новости вы и без меня знаете, а я _не хочу и не буду_ о них говорить. Я бы и не думала, но о них говорят _все_! Я их понимаю, конечно...
Ваш волчок живет у меня в шкатулке. Наверное, на нем можно было бы гадать, но смысл? Помимо того, что гадание - грех, оно ж от того-о-ком-не-надо-говорить. Так разве ж он (и гадание) могут сказать правду? А ради лжи - смысл это все затевать?
Спасибо за книжку!
Сейчас допишу письмо - и начну читать. Я так заглянула - очень интересно!
В библиотеке девочки готовят Таинственный Спектакль. Реквизит к нему. Он тоже выглядит Очень Таинственно. Как жаль, что я не умею делать мгновенные наброски, как маэстро Анжелотти! (О, а вот я и его вижу. И, кажется, он рисует...)
В ближайшей перспективе у нас консультация по этикету. А потом экзамен. Конечно, экзаменом окончательным будет жизнь, но... это ж будет _потом_. А экзамен - почти _сейчас_. Ничего, когда-нибудь, как-нибудь, но он кончится!
София."

Третий факультатив - почти что не факультатив, потому что он - консультация к экзамену по этикету. Бедные маэстро Анжелотти и г-н Артамонов остались, кажется, без слушателей... Очень нехорошо, конечно, и надо было бы пойти к ним (хотя бы из христианского милосердия), но у маэстро Анжелотти Софии делать нечего, а г-н Артамонов обещал рассказывать про войны... Maman почему-то начинает издалека и говорит о необходимости доверия Государю Императору и веры в то, что он выполнит свой долг. Гм. А как же иначе??? Удивительно, что она не напомнила, что земля внизу, а небо - вверху... Потом обсуждали, что и как будет на экзамене. Потом обсуждали, как надлежит приветствовать Государя Императора и как обращаться к различным высокопоставленным особам. Потом повторяли виды визитов.

Затем - обед (прошедший без приключений), а потом - ужас и кошмар, экзамен по этикету. Перечитав "по кругу" пару раз заметки с лекций и советы из "Женского Вестника", София поняла, что так дело не пойдет, и начала писать письма.

"Дорогие tante Mari и Сашенька!
Пишу это письмо в ожидании позора - экзамена по этикету. Остался последний шаг - но как же он сложен! Сложнее - только бал. Представляете, там может быть сам Государь Император. (Maman напомнила нам, что в решения Государя Императора надо верить и доверять ему. Не понимаю, зачем. Еще бы напомнила, что люди ходят на ногах - право, в этом усомниться проще!)
На педагогике мы изучали средства невербальной коммуникации (ох!) и _краткое_ изложение информации (ох два раза).
А потом была лекция по астрономии (представляете, ее читала женщина!) Так интересно! Но увы, это обзорная лекция! В реальной астрономии математики куда больше!
Сейчас мы раскланиваемся со скамейкой. Мы не сошли массово с ума - мы репетируем церемониальные реверансы. Готовимся к балу. Грех, конечно, но единственное, что я могу подумать: Господи, помилуй, спаси и пронеси!
Пойду лучше поклонюсь скамейке.
София."

"Дорогая матушка!
Не получаю от Вас писем и очень беспокоюсь. Доходят ли мои письма? Но "голубя нельзя за океан"... Может быть, пришлете телеграмму? Одно слово - это не должно быть слишком дорого...
Лекцию по астрономии нам читала женщина. Представляете? И так интересно! Меркурий движется быстрее, чем должен. Бегает. Интересно, почему???
Девочки тренируют полный церемониальный реверанс. Что делать? Машенька Ветлугина делает книксен лучше всех. А я - с другой стороны.
Скоро экзамен по этикету. Чуть не написала "по литературе". Вот она, выдача желаемого за действительное!
Ладно, чего я стою - того стою, а чего не стою - того, увы, не стою. Так что достойно примем неизбежное.
О, маэстро Анжелотти разрисовывает маски для экзам спектакля (экзамену только масок, конечно, не хватает!)
Да, главное-то! Мне обещали по выпуску место библиотекаря в Смольном. Не помню, писала я Вам об этом или нет?
Но, в общем, если я не получу меньше 7 на экзамене, то будущее ясно.
София".

В ожидании кто-то из девочек предлагает погадать по книге. Может, если точно знать, что это не предвидение, а так, для смеха, - это не такой грех? Афоризм Козьмы Пруткова. "Всякий человек подобен сосуду с кранами, наполненному живительной влагой". Ну вот, кстати говоря, к вопросу об осмысленности гаданий: как хочешь, так и трактуй.

Экзамен, как и было обещано, состоял из трех частей. Теоретический вопрос, светская беседа, сложная ситуация. София очень хотела попасть в ту группу экзаменаторов, где душка Эдуард Алоизович, но увы... Большинство выпускниц этого не хотели, но многим доставалась как раз та группа. А вот она хотела - и не повезло. Достались m-lle Valentine, г-н Артамонов и отец Серафим. Вопрос был про обед с мужчиной старше тебя - что и как он должен делать? Беседа - об истории, естественно. Какая эпоха кажется наиболее интересной (реформы Александра 2, они были совсем недавно, еще живы люди, которых они затронули напрямую) и какая - наиболее значимой (реформы Петра I - они были так давно, а мы все еще пользуемся их плодами). Сложная ситуация - на приеме у подруги, которую никак не хочется обижать, некая приглашенная дама откровенно игнорирует вас. Что делать? А если вы вдруг заметили у нее листик в волосах или иную проблему с прической?..

София оказалась в числе последних (по порядку, в смысле), и теперь предстояло фотографирование и оглашение результатов. Пришедшие снизу девочки сказали, что уже можно идти фотографироваться. Пока - одиночные (или двойные) портреты, групповое фото будет позже.



Фотографирование.

Ну что ж, София сходила, сфотографировалась - и сама, и с соседками по комнате, а потом... Правильно, пошла писать письмо. Благо тетушка ответила на предыдущее.

"Милая София!
Надеюсь, экзамен прошел успешно. Вы умненькая девушка, у Вас хорошая память и цепкий ум [хм.]. Думаю, что у Вас все получится, несмотря на недомогание.
Странно, что Вы не получали письма от маменьки, она, точно знаю, Вам отвечала, о чем мне недавно писала [это хорошо, что матушка пишет, плохо, что письма не доходят. Что такого она может написать, чтобы письмо задержали классные дамы?.. Откуда тетушка узнала, что я не получаю писем и очень беспокоюсь, собиралась даже пойти к m-lle Valentine и спросить, нет ли возможности отправить телеграмму с вопросом]. Рада, что Вам интересна астрономия. Сашенька ею тоже интересуется. Он [она, наверное] поправился [а что еще случилось???] и посылает тебе привет и лучшие пожелания.
А скамейке кланяться, право же, чуднО. Выберите лучше для этой цели кого-нибудь из воспитанниц и Ваших хороших знакомых.
Не забывайте хорошо питаться и баловать себя. Для этого посылаю Вам пять рублей.
tante Mari"

Еще пришли посылки. Две. Серьги - это от дядюшки, он давно обещал мне на выпуск подарить серьги, а вот от кого пакет со сладостями?..

Потом - общее фотографирование. Сначала по отделениям, потом оба отделения вместе, потом - с учителями. Душку Эдуарда Алоизовича, к сожалению, опять поставили с другой стороны...

Письмо от дядюшки. Нечитаемое. Абсолютно. Ни одной буквы не понятно. Конечно, вряд ли там будет что-то важное, ибо ни один разумный человек не будет писать важные известия на языке, которого адресат, скорее всего, не понимает, но интересно же! Вероятно, с момента получения письма несчастный дядюшка икал не переставая [а уж как икали мастера!..].

Маэстро Анжелотти расшифровал, что речь идет про дядюшку Ицхака. Может, и такой есть - всю родню с этой стороны София не знает. M-lle Valentine ничего не расшифровала, но сказала, что, возможно, язык знает г-жа Ларина. Или отец Серафим. Но где искать отца Серафима - непонятно, а г-жа Ларина, институтское пугало (не в смысле внешности, а в смысле строгости) - тут. Она расшифровала, что там что-то про поездку в Америку. И предположила, что это не арамейский, а идиш. София попросила хотя бы записать транскрипцию написанного, ведь, говорят, идиш похож на немецкий, а немецкий мы учили...



Вот это письмо. В комментарии отчаянно призываются знатоки иврита. Или идиша. Или арамейского. В общем, кто угодно - пусть только они прочтут это!

На письмо был сочинен следующий ответ.

"Дорогой дядюшка! [Еще одно такое письмо - и я Вам напишу по-китайски.]
Получила Ваше письмо. Оно загадочней всякой математики!
Я очень благодарна за "приложение" к письму [10 рублей], но, право, зачем Вы так беспокоитесь? У меня есть все, что нужно! А, кажется, я Вам пообещала написать, зачем мне каталог - и забыла. Как говорили два отрицательных персонажа у Шекспира, "А где твоя совесть теперь? - В кошельке у герцога Глостера". Так вот, я _не знаю_, где у меня память. И аккуратность - тоже. Ну так вот, maman мне пообещала после выпуска - место библиотекаря в институте! И надо составить библиотеке каталог, а я не знаю, с чего начать. Как думаете, если написать в Румянцевскую библиотеку в Москве, они ответят?
О главном пугале сегодняшнего дня - экзамене по этикету - можно сказать только хорошее: он _прошел_! Оценок пока не объявляли. Еще нас сегодня всех фотографировали, и представляете - Эдуард Алоизович, преподаватель словесности, встал с другой стороны ряда! Не там, где я! И на экзамене мне пришлось не с ним беседовать. Многие девочки хотели бы беседовать _не_ с ним, но им тоже не повезло. Впрочем, соседские яблоки всегда слаще, а соседские вопросы - проще.
P.S. Получила посылку со сладостями и с серьгами. Это от Вас - или?.. Если от Вас - то мои подруги (мы Едим Посылку) и я Вам очень благодарны, а момент благодарности за серьги ждет бала. Если это не Вы, то, может быть, матушка или tante Mari? А если не они, то я не знаю, что и думать. Не знаешь, что делать, делай книксен.
София."

Появилась фрейлейн Ратт и сказала, что вот мы готовили альбом, так теперь надо к нему обложку бы... София совсем не чувствовала себя достойной такой чести - готовить _обложку_ для памятного альбома Государю Императору, но деваться было некуда. К счастью, пришла идея оформить ее по мотивам российского флага.

Параллельно писалось очередное письмо.

"Дорогие tante Mari и Сашенька!
Получила Ваше письмо. Про экзамен _точно_ можно сказать одно: он закончен. Но оценок пока не объявили, а у нас уже другая головная боль: репетиция полонеза. И, конечно, поклоны скамейке.
Ну, если матушка пишет вам - то беспокоиться нечего. Как хорошо, что я получила ваше письмо _до_ того, как обратилась к классной даме с вопросом о возможности послать телеграмму!
Передайте Сашеньке, чтобы лучше занималась математикой - вдруг да станет астрономом? Впрочем, детские увлечения зачастую непостоянны. А, впрочем, вреда от математики не будет никакого в любом случае.
Скамейке кланяться, конечно, странно, но кому ж еще? Не друг другу же кланяться как Государю Императору! А скамейке уже все равно. А геометрия пригодилась только что при оформлении альбома (того самого, который мы начали вчера).
Спасибо за деньги, но, право же, зачем Вы так беспокоитесь? У меня есть все!
Скоро вручение аттестатов, а альбом все еще не готов! Кель ситуасьен!
Мне еще передали посылку со сладостями и с украшениями. Если это от вас, то большое спасибо, а если нет, то от кого???
И что делать? Экзамен - это одно, а вот жизнь... Кажется, мы не проходили, что делать в случае подарка от неизвестного... С одной стороны, он не узнает, что стало с его посылкой. Можно есть спокойно. С другой - но я-то буду знать! [Правда, посылку все равно дружно ели.]
Ладно, альбом ждать не будет, бегу к нему!
С."




M-lle Valentine в лирическом настроении.


Появился дворник - и сунул письмо от матушки. Почему такой странный способ?.. Обычно так передаются письма, которые не должны попадаться на глаза классным дамам. Что делать? Помимо того, что сунуть дворнику рубль за доставку, как, говорят, принято. И тут - позвали на ужин, так что обложка осталась недоклеенной, а письмо непрочитанным.

Видимо, это знак судьбы. Пока все моют руки, София подошла в классной даме и объяснила, что вот, такое дело, письмо от матушки, но пришло каким-то странным способом, которым иногда доставляют недозволенное, так что посмотрите, пожалуйста... Но m-lle Valentine сказала, что раз от матушки, то все в порядке.

За ужином снова зачитывали списки раненых и погибших. [Прапорщик Семецкий - убит. Интересно, рассчитывали ли мастера на истерическое хихиканье в этот момент?]. Полковник Хованский - убит. Бедная Леночка, несчастный ее брат... Надо бы, по идее, посочувствовать, но София не умеет, во-первых, а во-вторых, нужно ли им это сочувствие?..


В основном здании - новый "Женский вестник". Выставка футуристов (любопытно бы посмотреть), Великий Мурманский путь (железная дорога - вещь полезная... только вот где эта Сорокская бухта?), очередные откровения смолянки ("Держи спину!" - хороший призыв. Надо взять в голову.), убийство на Гороховой улице (интересно, кто это известное лицо, жилец дома № 64 по Гороховой улице? А впрочем, интересоваться криминальной хроникой уж точно непристойно), битва на Сомме (какой ужас), Брусиловский прорыв (о, удачи, поскорей бы война закончилась, а то уже сил никаких нет), запрет на немецкий язык и немецкую культуру (Государю Императору, конечно, виднее, но... ведь даже в списках погибших так много немецких фамилий! Как же можно???), краткие новости (хорошая: в России организовано опытное производство йода из собственного сырья), вышеупомянутые списки, известие о грядущем выпуске (наконец-то это пишут про _нас_!), бальный этикет (прочитать внимательно, повторить вслух), уголок поэзии.

Теоретически говоря, время для подготовки к вручению аттестатов. Все все гладят, но у Софии с утюгами отношения сложные, кроме того, обложка... Лучше доклеить ее, ведь такая честь!.. А попутно прочитать письмо матушки. Вот оно:

"Моя дорогая София!
Я надеюсь, что тебе мы с твоим батюшкой при рождении дали такое имя [вероятно, имеется в виду, что не зря, иначе очень странное впечатление складывается].
Прошу тебя, дитя, будь мудра.
Сейчас в России творятся страшные вещи, а к нам на воды приезжает все больше общих знакомцев. Думаю, что возвращение домой сейчас - не лучшая идея.
Более того: и тебе я рекомендую присоединиться ко мне в ближайшем времени. Я в тебя верю и при иных обстоятельствах твоя самостоятельность и устройство на должность библиотекаря меня бы порадовали, но я сердцем чую, что тебе сейчас будет лучше в Варне, куда я в скором времени собираюсь перебраться. Моя подруга мадам Дергунова [кто это, Господи?] передает тебе свои наилучшие пожелания.
Люблю тебя,
maman
P.S. Каталог библиотеки, как подсказывают мне, составляется так. Все книги разбираются по тематике (наука, религия, литература и пр.), а потом - по алфавиту. [А что делать, когда появится новая книга?]"

На что в некий технический момент изготовления обложки был написан такой ответ.

"Дорогая матушка!
Наконец получила Ваше письмо, слава Богу!
Конечно, Вы правы, что возвращаться в Россию не совсем разумно (хотя я не знаю, о каких страшных событиях именно в России Вы пишете). Но... в случае чего (минуй нас!) мы же окажемся разделены! В этой ситуации, мне кажется, чем ближе - тем лучше. Сможем ли мы [все, имеется в виду, с tante Mari и Сашенькой] перебраться к Вам? И что сказать maman??? Опять выбор... Вы конечно, правы, что лучше "мы к вам", но как???
Варна - это идея хорошая, но не слишком ли близко она к Балканам? Большая часть troubles последнего времени - с Балкан...
Мадам Дергуновой передай, пожалуйста, мои глубочайшую благодарность и наилучшие пожелания.
Спасибо за совет по каталогу!
_Описание окружающего_. Библиотека. В одном углу репетируют пьесу. Гекзаметром. В центре за столом пишут письма. Я, в теории, тоже занимаюсь за столом, но рукоделием. Потому пишу стоя: под кипой книг лежит сохнущая обложка - а на этой кипе я пишу. Обеспечивая дополнительное прижатие.
В третьем углу сидит г-н Артамонов, преподаватель истории. Исторический взгляд на ситуацию, наверное, очень помогает.
А, еще второй угол. В нем что-то пишут.
А в четвертом углу нет ничего. Но что характерно: в _библиотеке_ никто не _читает_. Да и мне чаще удается почитать в дортуаре, а не в библиотеке. Удивительно!
Ага, обложка, кажется, досохла. Пойду доклею - и его понесут сшивать.
София."

В перерывах между клейкой обложки и писанием письма София бродила в поисках рекомендаций. Г-н Буданов рекомендацию в педагогический класс написал совсем добровольно (душка, да...), m-lle Valentine написала, когда ее попросили, но сказала, что если София хочет быть преподавателем словесности, то лучше бы рекомендацию и от преподавателя словесности, то бишь от душечки Костинского. Его удалось найти позже, но он велел написать самостоятельно, а он, мол, подпишет. Как же сложно себя хвалить...

А вопрос с возможностью совмещения работы и обучения в педагогическом классе София решила выяснить потом. В конце концов, от места в педагогическом классе всегда можно отказаться.

А вот что делать с письмом матушки? Ехать в Варну? Но ведь maman уже обещано... Впрочем, спросить совета не вредно.

Maman сказала, что ориентироваться надо на то, где моя жизнь сможет быть полноценней. Если матушка видит мое будущее как самостоятельного человека, то да, надо ехать к ней. Если же думает только пристроить меня замуж - то лучше остаться. Пожалуй, склоняюсь к "остаться" - ну кому я там в Варне буду нужна? А тут - гарантированное место, продолжение образования (да, работу и обучение можно совмещать, но про каталог не забываем...)

Вручение аттестатов. По очереди вызывают, вручают аттестат, реверанс, возвращение на место. Идут, видимо, от худших к лучшим. 20 аттестатов - серебряные. Люмельской нет. ??? 10 - золотые, именно из их обладателей будут выбирать трех шифроносиц. Исключительно Государыня Императрица, по своему вкусу. "При прочих равных" шанс - примерно один из трех, чуть меньше. Но прочие не равны, и в какую сторону они могут перетянуть чашу весов - непонятно. Люмельскую вызвали "третьей золотой". Т.е. седьмая по успеваемости. "София Владимировна Люмельская проявила себя девицей, прежде всего, мыслящей, чрезвычайно способной в науках, однако уделяющей недостаточное внимание изящным искусствам, и по итогам обучения получила следующие баллы:
Поведение:12 [я старалась, да и меня жалели...]
Общая успеваемость: 7 ["по-современному" - что-то между тройкой и четверкой, ближе к тройке. Это какие же предметы мне так подгадили???]
Экзамен: 10 [что достойно удивления]".

И - подготовка к балу. "Нищему собраться - только подпоясаться", то есть "переодевание" ограничивается прикалыванием воротника и выбором (из куска кружева, серебристой ленты и зелено-серебряного шнура) пояса - победило, под давлением подруг, кружево.

И наконец бал! Даже Ниночку Микеладзе выпустили в честь такого события из лазарета. Конечно, она не танцует, так что нас пристроили на те стулья, где сидели преподаватели. Что ж, привыкай, София, скоро это место станет твоим по праву...

Потом в том углу, где сидела я, открыли окно, дав мне возможность посидеть рядом с душкой Костинским и получиться счастьем.

И София декламировала стихотворение Гумилева "Старые усадьбы", не подозревая пока, что говорит и о своем будущем.




Начало бала.




Тот Самый Полонез (когда все его репетировали в очередной раз, я пыталась у m-lle Valentine отпроситься посидеть в библиотеке, но она сказала, что m-lle Christine говорила, чтобы и я участвовала. К счастью, недоразумение вскоре разрешилось, но удивление было сильным...)




Вальс. Спиной к нам - доктор Хованский.




Фотоглюк. Конкурент.




Декламация.






Сцены из спектакля. Про то, как Персей победил сначала Медузу Горгону, а потом морское чудовище и освободил Андромеду. С моралью.




Гости.




Ниночка Ланская-Шарапова поет.




Танцы.




Музицирование.




Ниночка Ланская-Шарапова декламирует "Заповедь" Киплинга.




А Ксюша Суховетова декламирует отрывок из Гоголя, про украинскую ночь. Вот она, сила стрессотерапии: от обиды, что ее забыли, Ксюша вспомнила весь текст!




Фуршет.


Кто-то из девочек сказал, что хорошо бы шифр достался Софии. Прибывали гости. Все время говорили, что августейшая чета вот-вот подъедет. София репетировала "реверанс сидя" (про ноги все равно забыть сложно, а вот все остальное... руки, глаза, спина, улыбка... Ах, опять что-то да забыто...) , А потом вошел какой-то... трясущийся... дворник и протянул maman очередной номер "Женского вестника". И музыка прекратила играть. И maman зачитала высочайший манифест об отречении. ("Выше голову! Держи спину!") И сообщила об эвакуации Смольного в Харьков. И напомнила, что нас уже это не касается: мы не воспитанницы, мы - выпускницы. И тут София поняла, что надо делать. Упасть в ноги maman, пообещать всю жизнь работать за еду и кров, пусть только tante Mari примут на место эконома (она справится!), а Сашеньку - в седьмой класс. И мы будем вместе. И в привычном месте. И все будет хорошо. И обещание будет сдержано. А Варна... Ну что ж, может быть, когда-нибудь увидимся... А Ниночка Микеладзе умерла... Вроде совсем недавно разговаривали, приглашали друг друга в гости - и вот...

Но тут мастера объявили, что игра окончена.





Окончание игры.




Шифры. Все это было ради них...




Шифры были отданы в качестве сувениров...




Прощальное фото - рекомендация m-lle Valentine.

Что же было потом?.. К счастью, в Смольном был телефон. К счастью же, когда-то папеньке по делам службы был нужен телефон, и он до сих пор был дома у Люмельских. Так что София, как и собиралась, упала в ноги к maman, и та согласилась. А потом не то умолила maman на звонок домой, не то отдала подаренные на выпуск деньги дворнику, чтобы он добрался до Люмельских и передал письмо... В общем, на следующее утро tante Mari с Сашенькой прибыли к начальнице. И в Харьков отправились уже три Люмельских. За 7 лет человек все-таки чудовищно обрастает вещами. А в эвакуацию можно взять только небольшой чемоданчик... А дальше? Кто знает... Возможно, при очередном переезде Люмельские отбились от Смольного и решили пробираться в Варну, а может быть, прошли с ним до конца (Харьков, Новочеркасск, Сербия...). Может быть, потом они отыскали дядюшку Якова или других родственников со стороны матери. Может быть, даже сумели пережить Вторую мировую войну: внешность Софии и Сашеньки не выдавала их смешанное происхождение, а знающих о нем не так уж и много... А пока София идет спать почти спокойной. Завтра придут tante Mari и Сашенька, и все будет хорошо. И не знает, что ей уже не суждено проснуться. Не знает она, и что ей написал дядюшка. [Мастера сказали, что он писал, что уезжает в Америку, собирается взять с собой матушку Софии, а самой Софии рекомендует пойти в синагогу на курсы языка. Да, дядюшка, кажется, маразм у нас в роду. Какие в петербуржской синагоге 1917 года курсы языка??? И вообще, значит, Вы переписывались с матушкой? А она сказала, что перебирается в Варну. Ну, право слово, это как-то уже не очень хорошо. Что было бы, если бы я отказалась от Смольного? Мы с тетушкой и Сашенькой добираемся каким-то чудом в Варну и обнаруживаем там полное матушкино отсутствие. И зачем это все тогда???]

А бывшие смолянки, а ныне игроки стали раскрывать тайны своих персонажей. И слушать это было как-то неприятно - как читать дневник. Пусть и автора его уже нет в живых, и тех, о ком он писал... Но все равно. Не для тебя это писалось. И как же многого София не знала о подругах... Впрочем, возможно, и к лучшему.


@музыка: Ниэннах - Суд

@настроение: испуганное

@темы: Благодарности, Картинки, Ролевки, Ссылки, Фотографии

URL
Комментарии
2014-02-28 в 12:53 

telwen
Привет!

С огромным интересом читала твой отчет! Как здорово что ты писала письма, какие были они вхарактерные и верные. Ты говорила что боишься что не сможешь прочувствовать эпоху, но по твоим письмам, по твоему поведению и по твоим мыслям ты ее прекрасно видишь и чувствуешь.
Понравилось ли тебе? Надеюсь ты не зря съездила?
Меня поддерживало то что ты рядом, хотя я пожалуй была слишком погружена в свои переживания.

2014-02-28 в 20:45 

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Здорово, очень интересный отчёт!

2014-03-01 в 00:46 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
telwen, я чувствую эпоху???? По-моему, у меня мысли были исключительно современные... Да и поведение.

А финальная часть отчета уже скоро будет.

Спасибо!

URL
2014-03-01 в 00:46 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
r2r, спасибо! Правда, к сожалению, от манеры "лаборант" мне отойти так и не удалось.

URL
2014-03-05 в 22:21 

telwen
silent-gluk,
Ну смотри - такое впечатление сложилось у меня по твоему отчету, письмам Софии, и мыслям о которых ты пишешь.
Внешне ты отлично вписывалась в общую обстановку, не говорила пожизневых вещей, наоборот правильно использовала сленг и пр.
Но изнутри оно виднее, может быть.

Что же до "выбивающих из игры" вещей, про которые мы с тобой говорили, выбил меня - экзамен. Никто из игроков - а сама ситуация.
Видимо настольок тут все индивидуально что не угадаешь насчет других - и в общем можно не париться. Все равно везде соломки не подстелишь.

А кстати манера отчета - хорошая тоже. Подробно - с фотографиями, реалистично и правильно.

2014-03-06 в 03:30 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
telwen, как удивительно...

Но глубоко прочувствованного персонажа так и не получилось...

URL
2014-03-06 в 12:02 

telwen
silent-gluk, Но глубоко прочувствованного персонажа так и не получилось...
Может быть оттого что вы с Софией были слишком похожи и граница между я/персонаж была слишком нечеткой? И местами просто непонятно было - где персонаж, где ты?
У меня как-то так и вышло, примерно.
Так что я например оценить прочувствованность своего персонажа для себя не могу.

2014-03-07 в 02:54 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
telwen, ну так и я на глубокую особь не тяну...

URL
   

Моя семья и другие звери. Книги, куклы и родственники

главная