• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
13:07 

Товарищ Ступка был таки прав

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Может, вы помните: "- Гроши - як та лакмусовая бумажка, - сказал раз Ступка, показав, что у него есть кое-какие познания и по части химии. - Чего и не знал про человека - узнаешь."

И знаете, он был таки прав... И то, что я узнаю о себе, мне не нравится катастрофически. Может, со стороны это и не очень заметно (хочется верить...), но я-то знаю.

@музыка: Феалинде - Химринг

@настроение: испуганное

@темы: Цитаты, Личное, Вигдорова

16:30 

Н.Волков, "Не дрогнет рука"

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Уже и не упомню, где я прочитала о сабжевой книге. Вероятно, ее там рекомендовали как нечто шпионское. А поскольку я такое люблю - взяла и прочитала (у меня издание 1962 года).

Ну что можно сказать?.. По сути дела, это не шпионский роман - шпионское там сильно на заднем плане (и вообще вне кадра и в паре строчек), а детектив. Началось все с расследования магазинной кражи, продолжилось расследованием убийства. И все это на фоне лирической линии: активистка-комсомолка versus давняя (которая была давно) любовь, сестра школьного друга, конфликты, недоразумения и проч. (побеждает комсомолка, у давней любви шансов не было: и семья... _нехорошая_, и она ж верила клевете на друга... Хотя, конечно, она Ирина - в противоположность брату, Радию... кто из них менее положительный герой, сами догадываетесь).

Ну и "педагогическая" линия, работа с молодежью, борьба с вовлечением подростков в преступную деятельность и все такое.

Любопытна трактовка связи шпионов и уголовников: шпионы тут не просто используют уже сложившуюся уголовную сеть (как в "Деле пестрых", к примеру), а именно что инспирируют ее деятельность ("моральная диверсия", как выражался герой другой книжки). Впрочем, уголовники об этом не в курсе:

"Предположение Девятова о связи с заграницей, видимо, подтвердилось. Теперь на очной ставке с Бабкиным и другими он волей-неволей заговорит. Не любят уголовники этих продажных шкур. Вот, кажется, в ином ничего человеческого не осталось, а все же где-то в глубине теплится чувство к Родине."

@музыка: Волки Мибу (Алькор, Солльх) - Встреча Кацуры и Икумацу

@настроение: испуганное

@темы: Книги, Детективы, Волков, Советская литература, Цитаты, Шпионское

14:49 

А вот, кстати говоря...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Иногда антикварных кукол одевают в "новые" платья. Ну как новые - они свежепошитые. Но если используется современная ткань - ее стараются сделать выцветшей, полинявшей, вытертой...

И вот я не понимаю - зачем? Ладно - "оригинальные" платья, уж как сохранились - так и сохранились. Из старой ткани - ну, тоже.

Но из новой-то?..

Как там у Финнея?

"Он сдернул с манекена бумажное покрывало. Под покрывалом оказалось старое обвисшее платье из какой-то тяжелой темной материи, и я поднялся на ноги, чтобы осмотреть его. Оно безжизненно свисало с манекена, кайма подола касалась пола, длинные широкие рукава беспомощно болтались по сторонам. Ворот был высокий, а по груди и обшлагам шел сложный гарусный узор.
— Мы одолжили это в Смитсониевском институте специально для вас, — сказал Мартин. — Доставили самолетом. Платье сшито в начале восьмидесятых годов и сношено тогда же. Люди приходят в музей Смитсониевского института, рассматривают подобные экспонаты и делают вывод, что вот так и одевались их бабушки.
— Он затряс головой. — Да ничего похожего! Зарубите себе на носу, что ничего похожего! Обратите внимание на цвет — если это можно назвать цветом. Старые краски были нестойкими, Сай!
— Он произнес это с таким пылом, будто я спорил с ним. — Десятилетиями эта штука выцветала, тускнела, пока никакого цвета не осталось совсем! А материал! Весь сморщился, в одних местах сел, в других вытянулся, нитки и те истлели. Даже гарус успел стать черным. — Мартин постучал пальцами мне по плечу. — Вот что вам надо понять, более того — почувствовать: женщины восьмидесятых годов были не привидениями, а живыми женщинами, которые ни за что не надели бы этот мешок! — Он ткнул большим пальцем в ветхое платье. — Женщина, которой это принадлежало, что же она носила на самом деле? А вот что! Вот что она себе сшила на званый вечер!..
Мартин рывком стащил покрывало со следующего манекена, и я увидел — нет, не платье, а роскошный наряд из темно-малинового бархата с мягким неизношенным ворсом, ниспадающий спереди и сзади великолепными тяжелыми складками. Гарусная отделка искрилась, сверкала красными блестками, переливалась, словно платье двигалось. Зрелище было захватывающее — с потолка шел ровный свет, и одеяние горело, как драгоценный камень.
Мартин пытливо поглядел на меня, потом взмахнул рукой, указывая на новое платье, и спросил:
— Можете вы представить себе женщину, нет, девушку — живую, из плоти и крови, — надевшую это платье и ставшую в нем совершенно неотразимой?
И я воскликнул:
— Черт возьми, да! Я представляю ее себе танцующей…
В течение целой недели — я то и дело ощупывал свою отрастающую бороду — мы осматривали бесконечные коллекции мужских и женских платьев, головных уборов, а также всякие сумочки, муфты, перчатки — оригинал и следом копию, оригинал и копию. Однажды утром я держал в руках женскую туфлю из ломкой, растрескавшейся серо-черной кожи. Носок и опояска по верху туфли безобразно выцвели, перламутровые пуговки выщербились — не обувь, а какая-то допотопная диковина. Но Мартин тут же подал мне дубликат из свежей мягкой кожи, с новенькими пуговками из блестящего перламутра, с ярко-алым носком и такой же опояской по верху. Мартину нельзя было отказать в воображении: туфля была новая, да не совсем. Кожа пахла как новая, но подошва была слегка поцарапана, каблук по краям чуточку сбит, а на подъеме наметилась легкая складка.
— Вся беда с вещами, которые приходят к нам из прошлого, — сказал Мартин, улыбаясь, — состоит в том, что они одряхлели. Они — реликвии, и только. Они могут, конечно, рассказать нам кое-что о прошлом, но, как правило, не возникает и намека на ощущение, что ими действительно когда-то пользовался живой человек. — Он кивком показал на туфлю, которую я держал в руках. — А вот эта могла бы принадлежать живой хозяйке, хоть нам и пришлось воссоздавать каждый шов…
Я тоже кивнул: нетрудно было представить себе девушку, сидящую на краю кровати: вот она надевает эту туфлю, застегивает ее и любуется ею, поворачивая ногу туда-сюда, чтобы заставить блестящую кожу играть на свету.
В течение нескольких дней мы с Мартином листали книги с пожелтевшими страницами и заплесневелыми обложками. Уголки страниц рассыпались под пальцами — только призраки могли бы читать такие книги. Затем Мартин извлек из ящика точные копии тех же книг, но в ярких новых красных, голубых, зеленых обложках с названиями, тисненными золотом, со свежими белыми страницами, еще пахнущими типографской краской. Ясно было, что эти книги никто еще не читал — пока не читал. И где-то в глубине моего сознания восьмидесятые годы начали мало-помалу оживать."

Впрочем, я и мягкие игрушки в стиле "тортюр" (кажется, это так называется? Когда игрушка свежесшитая, но потертая, подштопанная, с разными глазками и т.д.) не понимаю...

Если я когда-нибудь таки заведу себе антикварную куклу, я попрошу, чтобы ей сшили наряд, конечно, по старинной моде, но из новой, не состаренной, ткани...

И вообще, если бы можно было найти антикварную куклу в состоянии "как новая"... Но реплики - это решительно не то.

@музыка: Тэм - Пока не пал Монсегюр

@настроение: испуганное

@темы: Куклы, Личное, Фантастика, Финней, Цитаты

00:25 

Как, опять?..

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Опять очередные книги узнают, что они не просто так, а Прижизненные Издания.

На этот раз - Ф.Кривин. 11 июня 1928 – 24 декабря 2016.

ПРИРОДА ВЕЩЕСТВА

Атом — огромная пустыня, посреди которой затеряно маленькое ядро.
Одинокое ядро — посреди огромной пустыни. Где-то там, на краю пустыни, движутся электроны, спасательные команды, высланные на помощь ядру, Но они его не найдут, они к нему не дойдут, они будут вечно кружить по краю пустыни, и ни один из них не решится ее пересечь.
Такова природа вещества.
Если б она была другой, если б вещество не составляли пустыни, из которых так трудно выбраться… Если б всем одиноким приходили на помощь, а не крутились вокруг да около, как электроны вокруг ядра… Тогда бы все было иначе… А как?
Физика, добрейшая из наук, уже производит первые опыты…

@музыка: Джем - Эден-1: "Кто не был на Венере..."

@настроение: испуганное

@темы: Цитаты, Кривин, Книги, in memoriam

13:20 

В.Иванов, "Энергия подвластна нам"

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Краткое содержание поста: мда...

В принципе, В.Иванова как автора исторических романов хвалили, даже АНС, насколько я помню. Но до исторических я пока не добралась, добралась только до фантастики.

Ну... тоже, конечно, памятник эпохи... Но какой-то уж очень своеобразный.

Хотя если так вдуматься - может, в этой своеобразности и есть его прелесть?..

Сюжет, в общем, довольно привычен - как почти одно и то же открытие используют во благо (естественно, в СССР) и во зло (не менее естественно - на Западе). Открытием в данном случае является атомная энергия, но какая-то _странная_. Уже некоторое время я сижу и пытаюсь сообразить - какую часть той странности можно отнести на счет того, что "тогда (книга написана в 1949, у меня "издание" 1951 года) так представляли", какую - на счет того, что автор Так Видел, а какую - на счет требований Главлита и прочего цензурозаменяющего. Хотелось бы, конечно, все свалить на цензуру, но подозреваю, что надо - на автора.

читать дальше

Хотя вот знаете - я пока писала пост, пролистала текст и, кажется, полюбила его. Именно за своеобразие стиля и видения, каковое было вам, надеюсь, продемонстрировано. Но - кто читал исторические повести В.Иванова, там стиль такой же? Хочу знать, к чему себя морально готовить.

@музыка: Тэм - Менестрелям, убитым на войне

@настроение: испуганное

@темы: Цитаты, Фантастика, Советская литература, Книги, Иванов

05:26 

Меня тут так хорошо просвещают...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...что я не удержусь и задам еще один давно меня интересовавший вопрос.

Вот книга Саке Комацу "Гибель Дракона". Про то, как в результате геологической катастрофы гибнет Япония, а выживших японцев пока принимают соседние страны, "а там будет видно".

И вот есть там такой диалог:

"- Остров Чунминдао? - Наката задумчиво смотрел в пустоту.

- Да. А в чем дело?

- По-моему, это напротив Усуна.

- Да. Но что из этого?" (речь идет о том, где именно в Китае будут расположены эвакопункты).

(Кусок побольше:

"– Получен ответ из Китая, – сообщил Куниэда. – Согласны принять два миллиона человек, это – пока, до августа… В дальнейшем примут до семи миллионов, но наши, видно, просят это число еще немного увеличить. Ведутся переговоры.
– Куда уж больше! – покачал головой Наката. – Какая бы ни была территория, но при их доходе на душу населения не разгуляешься. Только представь себе продовольственную проблему!
– Да. Китай высказался за принятие крестьян и высококвалифицированных технических специалистов…
– И куда же? В провинцию Гуандун?
– Нет, пока в провинцию Цзянсу. На острове Чунминдао у устья реки Янцзы ведутся работы по подготовке эвакопунктов.
– Остров Чунминдао? – Наката задумчиво смотрел в пустоту.
– Да. А в чем дело?
– По-моему, это напротив Усуна.
– Да. Но что из этого?
– Нет, нет, ничего, – сказал Наката. – А как Советский Союз?
– Как и предполагали, принимают в Приморский край. Выяснилось, что южная часть Сахалина и Курильские острова тоже пострадают, там полным ходом идет эвакуация. Так что мы не можем надеяться получить оттуда большое количество судов.").

Так вот, действительно, "что из этого"?.... Почему Накату это заинтересовало?...

@музыка: Последнее испытание - Ария Чародея

@настроение: испуганное

@темы: Япония, Цитаты, Фантастика, Комацу, Книги, Вопросы

04:23 

Попалась мне тут...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
замечательная запоминалка "якобиана перехода к сферическим координатам" (знать бы еще, что это такое...).

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето!
На синус тета эр квадрат
дэ эр дэ фи дэ тета!

В реале моего восторга как-то не разделили, но, может, здесь...

@музыка: Хатуль - Дракон

@настроение: испуганное

@темы: Личное, Цитаты

02:15 

Обычно...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...я вспоминаю о Симонове, точнее, об одном его стихотворении, в моменты печальные.

На самом-то деле я вспоминаю чаще и по разным поводам, только вот как-то к слову не приходится.

Но сегодня повод а) бесспорный, б) радостный. 100 лет со дня его рождения.

А потому - стих.

Из цикла "Вьетнам. Зима семидесятого".

РУКОПИСЬ
Южанин рассказывает, как на Юге
Семь лет провел на войне.
Автоматом заняты руки,
А рукопись – на спине.

Вчерне закончена – третий год,
Но не с кем послать в Ханой.
Политрук со своею ротой идет
И с рукописью за спиной.

Он под огнем, и она под огнем,
И его и ее осколком задело,
На спине прихваченную ремнем,
Словно второе тело.

В джунглях спрятать?
Съест тля дотла.
В землю зарыть?
За месяц сгниет,
Как будто и не писал ничего.
Кому-то оставить?
А вдруг убьет
Не тебя, а его!

Говорит, как страх подталкивал в спину,
Как последние дни считал по часам,
Когда нес ее тропой Хо Ши Мина,
Свою книгу, с войны, сам.

Как, с трудом разбирая черновики, –
Еще на полгода муки! –
Ее вновь переписывал от руки, –
Раньше не доходили руки.

(Как у нашего Быкова в сорок пятом
Всё были заняты автоматом.)
Начинает подробности объяснять,
Словно речь о неведомом, непохожем,
Хотя мы-то как раз – можем понять.
Мы-то как раз можем…

@музыка: Ивченко - "Кому - куда..."

@настроение: испуганное

@темы: Поэзия, Книги, Симонов, Цитаты

05:15 

Помните, у Стругацких...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...в "Отягощенных злом" упоминается, что, мол, поскребите любое дурное свойство человека - и найдете в его основе страх (да, "сказано в манере Бернарда Шоу, но это не Бернард Шоу". А кто? Не знаю. В.Курильский, наверное, знает. Вот: "цитата из части 5 статьи С. Соловейчика "«Агу» и «бука». Педагогические размышления". Журнал "Новый мир", 1985, № 3, с. 187.").

Не знаю, как насчет _свойств_, но вот поступки... во всяком случае, мои...То есть я могу оправдываться и отговариваться чем угодно (и часть отговорок даже будет правдой). Но в основе...

Это я пытаюсь пропинать себя пойти на марш в воскресенье. Но у меня же лапки... и горло болит... иногда... и Ка-Мышь болеет...

Но на самом-то деле мне просто страшно. И лениво. А вот чего больше - я не знаю.

@музыка: Ниэннах - Сломанный меч

@настроение: испуганное

@темы: Цитаты, Фантастика, Стругацкие, Страх, Личное

02:19 

В современном городском транспорте...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
...я регулярно вспоминаю Хмелевскую. Кажется, "Леся". А, нет, "Подозреваются все". Помните, как они изыскивали сантиметры для чего-то коммуникационного?

"Занятая описаниями, я не обращала внимания на окружающих до тех пор, пока меня не оторвали от работы странные действия Януша.
Он согнал Веслава с его места и придвинул его стол к столу Лешека. Затем смерил расстояние, поколебался и придвинул его ещё немного. Веслав стоял рядом и с интересом приглядывался к тому, что Януш делает.
Януш посмотрел на меня.
– Встань, – приказал он.
Я послушно встала в надежде, что последуют какие-то объяснения. Он посмотрел на меня сзади и что-то пробормотал себе под нос.
– Ничего не выйдет, – заявил он. – Садись.
Затем вышел из комнаты и вскоре вернулся с Моникой.
– Понюхай это, – сказал Януш ей, указывая на стол Веслава. Так случилось, что именно там стояла маленькая баночка с краской, уже начавшей плесневеть.
– Ты что, с ума сошёл? – возмутилась Моника. – Сам это нюхай!
– Ладно, сейчас… – Януш осмотрелся, отодвинул краску и положил на стол ластик. – Ну, нюхай!
– Он что, совсем спятил? – недоверчиво сбросила Моника, вопросительно глядя на нас. – Что ему нужно?
– Не знаем. Понюхай, что тебе, жалко? Может быть, потом он нам всё объяснит.
Моника пожала плечами, наклонилась и понюхала ластик. Януш внимательно приглядывался к ней со спины.
– Не пахнет, – сказала она, выпрямляясь, – а что?..
– Пятьдесят пять сантиметров, – довольно заявил Януш. – А если ещё прижать, то даже пятьдесят три. Получается для Стефана восемь сантиметров.
– Ты должен немедленно объяснить нам, что всё это значит!
– Ничего особенного, просто мне нужно было проверить, сколько сантиметров минимально должно быть между плитой и мойкой. То есть сколько нужно места, чтобы даже толстая женщина могла нагнуться… Ты – самая толстая в нашей мастерской."

Так вот, сиденья становятся все Уже (это я еще понимаю, выгадывается место для стояния пассажиров; правда, в результате мой рюкзак сидит удобно, а я - не очень, или вообще вишу в нем; в старых вагонах метро такого не было, там мы сидели оба), но они еще становятся и ниже - и этого я уже не понимаю...

@музыка: Нейхардт - "Мы научились забывать..."

@настроение: испуганное

@темы: Цитаты, Транспорт, Книги, Хмелевская

06:11 

Г.Ланин, "Медуза"

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Перед нами три малоизвестных (а то и вообще неизвестных) произведения Г.Ланина (кому как, а мне в первую очередь известен он "Синим тарантулом", шпионским романом большой глючности; "Красная маска" и "Остров алмазов" тоже очень даже ничего).

По результатам предыдущего знакомства я радостно вцепилась в сборник - и...

Вот я неоднократно говорила, что есть такое странное и мной не объясненное явление: в 1960-е-1970-е автор писал прекрасные (на мой вкус) произведения. С началом же перестройки и далее - что-то меняется. Я никак не могу сформулировать, что именно - но читать _это_ (опять же, мне) становится невозможно. И даже не только с конкретными авторами так бывает. Вот возьмем журнал "Крокодил"...

Но мы отвлеклись.

Так вот, может быть, с Ланиным тот же самый эффект?.. Наложившийся на эволюцию его творчества вообще?..

"Медуза" - "повесть о труде и подвиге начальника уголовного розыска края, о разоблачении им ряда тяжких посягновений" (с) Ланин. У этой аннотации есть и вторая часть, но она спойлер. В общем, повесть делится на две части. Первая - это, собственно, описание расследования нескольких преступлений (и предотвращения одного), наводку на исполнителей которых дает некая Медуза. Порок наказан, добродетель торжествует, усталые, но внимательные глаза полковника (или это говорят только о шпионских романах?) прилагаются. Вторая часть - это описание того, как с Медузой решили расправиться уголовники (оказывается, они таки способны к "сложным совместным действиям", а то по описаниям я стала подозревать, что умственная неполноценность преступников - не миф), как работники угрозыска ее защищали (естественно, успешно), а также то, кем Медуза была на самом деле и как она дошла до жизни такой. В общем, как в сказке - делай добро (АКА верь в человека), и тебе воздастся.

Язык и стиль - ну... в конце концов, милицейским (а не только шпионским) романам штампы тоже присущи... В общем, если у вас когда-нибудь будет выбор между "Платком для Сопливого" и "Медузой" - лучше почитайте "Медузу". Там хоть идеи более-менее нормальные.

В общем, я бы даже сочла этот невезучий (невезучий - потому, что он "отдувается" за два остальных) текст написанным где-то при советской власти (учитывая вышесказанное - это комплимент), да и женские образы там еще "куда ни шло" (про странность - или неестественность? - их поведения не будем, там _все_образы такие), если бы не пара странностей. Явно положительное отношение к богатству (богат - заработал, а не богат - спекулянт или что похуже). И... вот не знаю, как бы это сформулировать... "пропаганду" пихтового масла и т.д. (Впрочем, если вспомнить мумие, то это как раз не признак не-советского времени).

Долго ли, коротко ли - разобрались мы с "Медузой" и пошли дальше.

"Багровая кукла". Ну, это уже явно "постсоветские" времена, и все, что говорилось раньше (об авторах, чье творчество явно делится на две части) можно сказать и здесь. Автор, вероятно, полагал, что он пишет в стиле Ефремова (тоже уделявшего большое место женской красоте) - но увы. Получался у него знаменитый стиль "и все заверте..."

Хотя вот, благо все равно мне с этой страницы сейчас цитировать. Девушка пыталась разбудить подругу, но обнаружила, что та спит последним сном, к тому же кожа ее стала красной, "как помада", а скрюченными пальцами подруга цепляется за горло.

"Особенно Дашу пугало то, что Лиза скрюченными пальцами сама душила себя. Она спала в трусиках и лифчике. Бросалась в глаза наливная, высокая грудь, впалый живот, узкая талия, округлый таз и широкие колени".

А дело, между прочим, происходит в студенческом общежитии, где "солнце освещало благородные кремовые обои, блестящий паркетный пол и дорогую мебель. Благодаря лучам солнца комната казалась особенно стильной и красивой".

Давайте я вам приведу цитату. Открываем книгу в произвольном месте, понимающе вздыхаем, не найдя текста в Интернете (такое вычитывать - это нужна большая сила воли), и начинаем:

"Рано утром человек, который убил Лизу Гутову, вышел из своего дома, и его понесло, как исчадие ада, по местам, где жила жертва.

Впервые он отнял жизнь у юного цветка, и подсознание грызло, как бешеная собака, его черную душу изнутри, и он не мог усидеть на месте и летал, как Змей Горыныч. Убийца был одет во все черное, словно хоронил свою проклятую совесть и тайну злодеяния."

(А знаете, кажется, я не права... "Он сглотнул, сжав губы внутри рта, и поехал к дому Гутовых, не зная для чего сам". При более пристальном взгляде начинает казаться, что в вычитывании _такого_ можно найти какое-то извращенное удовольствие...)

Ну, в общем, убийца таки найден, суперсамки и суперсамцы, суперяды, гипноз, чудеса техники и проч. присутствуют в товарных количествах...

Любопытно, мне тут подумалось: что если заменить имена на каких-нибудь Жаклин, Элен, Эдмундов и т.д. (и не забыть про географические названия), то получится забавный текстик "как советский человек представляет себе красивую западную жизнь, при этом не забывая, что жизнь-то красивая, а вот "нутро человеческое" там - не очень". Но увы - место действия - Хабальск (и это _не_ намек ни на что).

И последний рывок - "Нонна". Ну, не будешь же бросать книгу недочитанной??? Гм, сборник вышел совсем недавно, но на нем нет пометки о возрасте. Ну так я вам скажу, это явное 18+ (и чем дальше, тем плюсее), и даже те, кто +, подумайте: а зачем вам _это_ читать?..

Ну так вот, "Нонна". Действие происходит в сибирской деревне. Зверски убит некий тип небезупречного морального облика, и чем дальше идет расследование, тем менее безупречен его моральный облик. Блудник, насильник (но поскольку он из богатой семьи, ему сходит с рук), наркогуб (в смысле, наркоторговец)...

Потом погибают - якобы угорели насмерть - его родители.

За всем этим наблюдает приехавший в село писатель (подозреваю в нем Марти Стю, но я уже пристрастна).

Расследование параллельно ведут полиция и писатель, убийцу определяют и... А, собственно, "и" нет. Ну, убил. Но убил подонка, которого так-то привлечь нельзя было. И отец его такой же. А мать?.. "У нее была куриная любовь к сыну. А что делать с курицей, если она квохчет и мешает по дороге пройти?"

Так что "убийца уехал из села Благое, сменил профессию. Теперь он компьютерщик, живет где-то на севере. Больше никого не убил и едва ли убьет: стилет отдан, а с ним и всю прошлую жизнь как отрезало. Но, как и прежде, не переносит, если при нем курят. Все-таки это у него, потомка старообрядцев, в кровь заложено.
И никакой роли не играет для нашего повествования его имя и отчество. И уж подавно - фамилия, умный читатель и сам давно понял, что она у него _другая_. Не та, что у старших братьев. Так уж вышло по семейным обстоятельствам".

Стиль - даже получше (хотя не последнюю роль тут может играть то, что, как сказано на Фантлабе, "повесть целиком переписана из черновика Е.Витковским"), "заверте..." присутствуют в большом количестве... И, к сожалению, присутствуют в заметном же количестве националистические реплики (принадлежащие не только персонажам, но и автору). И я _очень_ хочу знать, чьему именно перу принадлежит тот абзац, про некий народ, "радующийся смерти русака больше, чем смерти черта". Я бы _очень_ хотела продолжать уважать обоих, и Ланина, и Витковского, но после такого - увы мне. Максимум, что можно спасти, - это уважение хотя бы к одному из них.

Хорошо еще погибший - не приезжий, а то было бы все совсем печально.

Впрочем, можно это рассматривать как "знак времени". (Вот поэтому я... см. начало поста).

Забавно, что во всех трех повестях используется один прием: автор (и герои) знают все (кто убийца/кто Медуза), а вот читатель узнает об этом (если узнает) на последних страницах. И если в "Медузе" и главного героя ожидал некий сюрприз, то в "Багровой кукле" и "Нонне" этого уже нет (а стиль таков, что пытаться отследить тончайшие намеки лично меня как-то не тянет, но я, опять же, пристрастна).

Во всех трех повестях автор нежно любит всяческие технические приспособления (впрочем, он их и в ранних повестях любил), обозванные как-нибудь своеобразно: визофон, скажем, фантомоскоп, индиморт...

Зато явно сложно относится к женщинам. С одной стороны, "широкие белые колени сулят немало наслаждений их обладателю", с другой - преступления-то именно из-за женщин, из-за того, как они себя вели ("Медуза" не в счет).

Так что общий вывод: если нечего читать - почитайте "Медузу". Если _совсем_ нечего - ну, почитайте "Багровую куклу", хоть над языком посмеетесь. Если _абсолютно_ нечего - лучше почитайте почтовую марку, а не "Нонну".

А ведь впереди еще два тома... Покупать или нет???

@музыка: Последнее испытание - Восторг

@настроение: испуганное

@темы: Цитаты, Фантастика, Советская литература, Ланин, Книги, Детективы

05:30 

С Новым годом!

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Помните акварельку "Любимый учитель"?.. "Был изображен Г.А. - почему-то за обеденным столом. В одной руке у него был огромный кусок торта, в другой - огромный уполовник с вареньем, и еще огромная банка с вареньем стояла на столе перед ним. Видимо, парнишка собрал на картинке все свои предметы любви."

Так вот, я хочу пожелать вам, чтобы в - уже - этом году вы могли собрать все предметы любви вместе не только на картинке.

Чтобы от вас хотели того, что вы можете дать, и вы давали то, что от вас хотят (да, про Зимнепраздник и паштет я тоже знаю).

И, поскольку сегодня таки среда... Елочек и прочего новогоднего у вас в достатке, а вот вербовых веточек явно мало. А смотрите, какие они пушистенькие!


@музыка: Танда Луговская - Прощальный диалог памяти Цурэна

@настроение: испуганное

@темы: Фотографии, Фантастика, Цитаты, Стругацкие, Растения, Праздники, Местное, Книги, Картинки

06:20 

Г.Ланин. "Красная маска"

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Две цитаты: "Уже до избы оставалось двадцать шагов, как вдруг откуда-то сбоку чёрной тенью выскочила огромная овчарка и с громким лаем кинулась на Язина. Мгновенно два газовых заряда угодили ей в пасть. Упав на полном бегу на передние лапы, собака ударилась головой о землю и захрипела. [...] На бегу Язин успел оттащить в безопасное место лежавшую в наркозе собаку: до неё уже дотягивались огненные щупальцы" и "Пропавшая овчарка Джек обнаружена мертвой. Надо полагать, собака бросилась на убийцу по слуху. Отрава введена уколом, яд неизвестен".

Понятно ведь, кто "наш", а кто "нет"?.. Правда, честно признаюсь, что первая цитата - из "Синего тарантула", первой книги цикла ("Красная маска" - вторая, говорят, есть и еще, но я пока не читала).

Еще забавный штрих к портретам шпионов - их участие в карательных акциях против народно-освободительного движения тагалов, что на филиппинах ("с помощью вооруженных сил реакции и на деньги колонизаторов"). Возможно, это должно "восполнять" отсутствие бывших нацистов на страницах повести (не то чтобы они мне так уж были нужны, но без них как-то непривычно).

И вот что любопытно: финал повести.

"Жуков посмотрел за гардероб. В стене было прорублено небольшое квадратное отверстие. Для маскировки Бэл аккуратно заклеил лаз бумагой и побелил ее под цвет стены. Сейчас она была порвана.
- Обманул, «Кровавый пес», - шепотом сказал Жуков.
Язин прежде пощупал постель, она была холодна...
[...]
- Дело почти кончено, - размышляя вслух, проговорил генерал. - На Каспии, видно, что-то поважнее. Езжайте.
Язин попросил:
- Товарищ генерал, ищите, пожалуйста, Светлова ежедневно, везде и всюду. Он только в НИАЛе, только там и нигде больше. И если будет что-нибудь, очень прошу сообщить мне.
- Это само собой, - и генерал пожал руку Язина."

Этот одиночный шпион, Бэл, уже неинтересен и неопасен - или обречен на поимку?.. Но вообще как-то странно. Мне казалось, что если уж ведет человек дело - то ведет до конца... Говорят, о финале этой истории рассказывается в "Острове алмазов", но его я не читала. Вот если переиздадут...

@музыка: Чароит - Sayuki rock-n-roll

@настроение: испуганное

@темы: Детективы, Книги, Ланин, Советская литература, Цитаты, Шпионское

04:37 

Стругацкие сказали...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
"«В истории было много случаев, когда ученики предавали своего учителя. Но что-то я не припомню случая, чтобы учитель предал своих учеников».

Потому что тогда он сразу переставал быть учителем. И в истории он как учитель уже не значился." ("Отягощенные злом...")

И некоторые книги свои они посвятили именно этому: как учитель остается со своими учениками.

А некоторые современные писатели (не называю фамилий, потому что не жажду их внимания; не то что они плохие писатели или люди, просто я не люблю тех, кто ищет упоминания себя в Интернете, а найдя и не согласившись - приходит спорить) пишут про то, как учитель предает своих учеников. И таки да, перестает быть учителем. С точки зрения _пользы_ - это, несомненно, полезней: умей отличать Учителя от предателя. А с точки зрения "веры в людей"?..

С очередной же стороны, у этих писателей ученики обычно распознают (рано или поздно, с чужой помощью или без) это предательство. И, так сказать, делают шаг вперед ("нас учили неправильно; мы будем учить правильно"; "нас предали, мы не предадим").

@музыка: Алькор - Правила боя

@настроение: задумчивое

@темы: Книги, Стругацкие, Фантастика, Цитаты

01:40 

И опять среда.

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
И очередная позапрошлогодняя фотография.

И опять - тень на стекле.



Как там у Брюсова?..

Творчество

Тень несозданных созданий
Колыхается во сне,
Словно лопасти латаний
На эмалевой стене.

Фиолетовые руки
На эмалевой стене
Полусонно чертят звуки
В звонко-звучной тишине.

И прозрачные киоски,
В звонко-звучной тишине,
Вырастают, словно блестки,
При лазоревой луне.

Всходит месяц обнаженный
При лазоревой луне...
Звуке реют полусонно,
Звуки ластятся ко мне.

Тайны созданных созданий
С лаской ластятся ко мне,
И трепещет тень латаний
На эмалевой стене.


А у нас не латании, а клены. Но тень они тоже вполне успешно обеспечивают!

@музыка: Потаня - Хранители

@настроение: задумчивое

@темы: Фотографии, Поэзия, Картинки, Местное, Книги, Цитаты, Растения, Брюсов

04:12 

Н.Автократов, "Серая скала"

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Во первых строках: какое счастье, что мне повесть не _очень_ понравилась. А то на Алибе цены - _крайне_ малогуманные.

Во вторых строках. С нами шпионская (точно) фантастическая (под вопросом) повесть, написанная, по слухам, в 1945, опубликованная десятью годами позже, действие которой происходит летом 1945 в СССР, в Украине, недалеко от румынской границы.

Забавно: главный герой, как и "главный контрразведчик" - приезжие. Ну, а их противники (нацисты) - чужие по умолчанию. "Местные" - только помощники, причем обоим сторонам (кто осознанно, кто нет).

И даже открыл месторождение - приезжий.

Кстати о месторождении.

Имеется минерал, описанный так:

"Это был блестящий тяжелый минерал черного цвета с яркими зелено-желтыми прожилками и крапинками."
"Вдруг неожиданно погас свет, и мы очутились в полной темноте... Но нет, она не была полной. Изумленный, я увидел, что все вокруг — потолок, стены, пол — словно осыпано светящейся пылью.
Бесчисленное множество голубоватых искорок вспыхивало всюду — вверху, внизу, со всех сторон. В отдалении, под куполом свода, они сливались в одно слабо мерцающее облако, вблизи распадались на миллионы появляющихся на мгновение огоньков. Словно вокруг нас в черном бездонном пространстве носились, кружились и вихрем метались во все стороны рои падающих звезд.
В этом слабом, неверном освещении я различал темные силуэты своих собеседников, черные пятна дверей и тускло поблескивающую громаду машины.
— Ах, как прекрасно! — воскликнула Леночка. — Будто в сказочном царстве! Как на сцене в «Синей птице»!
— Интересное явление, — сказал Сапегин. — Это люминесцируют минералы, возможно, цинковая обманка, входящие в состав горной породы, под влиянием какого-то излучения, по-видимому, весьма интенсивного, которым наполнен весь этот зал. Немудрено, что Римше за один год превратился в полного инвалида, хотя и жил в хорошо изолированном помещении."
"Указывается, какое громадное значение для нашей страны должно иметь открытие этого месторождения."

Так вот, что это может быть?.. Или "а вот это, сынок, фантастика"?..

Ну а так - забавный памятник своей эпохе, пожалуй.

А, да, вот еще интересный момент. Не то про детей, не то про любителей вообще (в смысле что в противоположность профессионалам). Довольно настойчиво проводится мысль: оставьте сыскное дело профессионалам. Не пытайтесь сами лезть куда не надо. Если будет надо - вас попросят. Можно ли сказать, что это общий момент для советских детективов?.. Сообщить "куда надо" - конечно, долг каждого советского гражданина. А потом - этим займутся "кому следует".

@музыка: Ниэннах - Дети Древнего Волка

@настроение: задумчивое

@темы: Автократов, Детективы, Книги, Советская литература, Фантастика, Цитаты, Шпионское

00:46 

"За миллиард лет до конца света: Во Вселенной стало холоднее". День первый...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
И опять я цитирую Симонова:

МАЛЬЧИК

Когда твоя тяжелая машина
Пошла к земле, ломаясь и гремя,
И черный столб взбешенного бензина
Поднялся над кабиною стоймя,
Сжимая руль в огне последней вспышки,
Разбитый и притиснутый к земле,
Конечно, ты не думал о мальчишке,
Который жил в Клину или Орле;
Как ты, не знавший головокруженья,
Как ты, он был упрям, драчлив и смел,
И самое прямое отношенье
К тебе, в тот день погибшему, имел.

Пятнадцать лет он медленно и твердо
Лез в небеса, упрямо сжав штурвал,
И все тобой не взятые рекорды
Он дерзкою рукой завоевал.
Когда его тяжелая машина
Перед посадкой встала на дыбы
И, как жестянка, сплющилась кабина,
Задев за телеграфные столбы,
Сжимая руль в огне последней вспышки,
Придавленный к обугленной траве,
Он тоже не подумал о мальчишке,
Который рос в Чите или в Москве…

Когда ужо известно, что в газетах
Назавтра будет черная кайма,
Мне хочется, поднявшись до рассвета,
Врываться в незнакомые дома,
Искать ту неизвестную квартиру,
Где спит, уже витая в облаках,
Мальчишка – рыжий маленький задира,
Весь в ссадинах, веснушках, синяках.


Несомненно, придут новые. Но они будут (или есть?) - _не теми_. Лучше ли, хуже ли - другой вопрос. Но _не теми_. Придет и новое поколение, для которых уже они, другие, "будут всегда". А нам... "нам остались наши мысли - свет и воздух". И книги, да.

Ладно еще я, но вот каково остальным... родным, близким... группе "Людены", в конце концов...

И очень жаль Ка-Мышь. У меня в жизни чудо _было_. Ей же досталась только надежда. Ставшая совсем несбыточной...

А что до меня - то я думаю, что Э.Раткевич не совсем была права, когда писала в "Рукояти меча" про восхищение и жажду преклонения (в смысле чтобы самому преклоняться перед кем-то). То есть, может, оно и бывает связано (всяко ж бывает)... Но чаще, опять же, мне кажется, даже жажда преклонения с "мечтами о чужой возвышенной судьбе" как-то не сочетается. Впрочем, если она и права - какая теперь разница...

Но все же - "Он был самый добрый".

@музыка: Последнее испытание - Примирение братьев

@настроение: опечаленное

@темы: Книги, Поэзия, Раткевич, Симонов, Стругацкие, Фантастика, Цитаты

02:09 

Дорогие френды, а вы любите головоломки?..

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Вот вам еще одна, хорошая, жизненная, с эпиграфом.

Эпиграф: "Старинная головоломка: ехал мужик, а с ним волк, коза и капуста. Надо им через реку переправляться, а с собою в лодку можно взять только или волка, или козу, или капусту. Как же мужику умудриться, чтобы не оставлять наедине ни волка с козой, ни козу с капустой?
А вот другая, самая современная задача: в силу стечения военных обстоятельств на одном острове оказались два англичанина, два американца, советский моряк и три эсэсовца, из которых один – матерый гитлеровец – ранен, но легко, другой, хоть и прикидывается образцовым военнопленным, безусловно укусит при первой представившейся возможности, третий, кстати сказать, недурно вооруженный, где-то пропадает и с минуты на минуту может нагрянуть. Советскому моряку надлежит в обстановке неприязни со стороны трех из его четырех спутников (ладно, не неприязни, а досадного непонимания) накормить всю перечисленную выше ораву и себя в том числе, тщательно обыскать пещеру, разведать обстановку на острове, принять меры для поимки оставшегося на воле эсэсовца и закончить допрос пленных с таким расчетом, чтобы:
а) ни в коем случае не оставлять майора эсэсовца с глазу на глаз с его фельдфебелем без присмотра упомянутого советского моряка или англичанина-кочегара, дабы не дать им договориться;
б) ни в коем случае не оставлять этих эсэсовцев с американцами без собственного присмотра (Смит, к сожалению, для них не авторитетен), дабы не дать им столковаться в ущерб общему делу союзников, и
в) даже в его, упомянутого советского моряка, присутствии ни в коем случае не допускать посторонних разговоров его союзников с пленными, по меньшей мере до завершения допроса.
Первую головоломку – с козой, волком и капустой – можно было решать и не решать. Вторую решать было необходимо в самом срочном порядке." (Л.Лагин, "Остров разочарования").

Суть головоломки. Сравнительно скоро у меня день рождения. Я хотела его отпраздновать, собрать народ. (И если Ка-Мышь права-таки, что я народу сто лет не нужна, ведь меня ж никогда и никуда не приглашают - а похоже, что она права - только не надо отрицающих комментов, мы сейчас не об этом, я хочу хотя бы раз в году наслаждаться иллюзией своей популярности и нужности). Я так была уверена, что Ка-Мышь согласится (как соглашалась и раньше) - что оттянула разговор катастрофически. Как вы понимаете - согласия не последовало. Ка-Мышь от этого всего устает, ей это не надо, да и мне, если вдуматься, зачем эта иллюзия?.. Я предложила запасной вариант: сборище у знакомого, любезно согласившегося предоставить квартиру для веселья. Нет, все же знают, что у нас есть где собираться (ну, из приглашаемых, в смысле), и решат, что Ка-Мышь меня выживает. Можно было бы в кафе (каком? где?) - но у меня с финансами не просто погано, а _очень_ погано - не рассчитывала я как-то на такой сюрприз. Да и учитывая склонность означенного приглашенного народа собираться не раньше назначенного времени, зато позже на несколько часов - за милую душу, посиделка в кафе может оказаться проблематичной.

Это вот исходные данные. Требуется: придумать, где и как глюк и 20 (гулять так гулять!) приглашенных могут отпраздновать глючий день рождения. Или - как объяснить Ка-Мыши, что, собираясь у знакомого, никто и в мыслях не имел, что она выживает глюк, а имел... А что имел?..

Пока - в акте отчаяния - я обдумываю мысль сказать, что кормежка - это подарок того знакомого, кормежку везти куда-то он не хочет, поэтому все едут к нему и к ней.

Вариант "не праздновать" мне не нравится. Это уж слишком... отказ от традиций.

@музыка: Владимир Качан - Условия дуэли

@настроение: задумчивое

@темы: Близкие, Лагин, Личное, Праздники, Родные, Цитаты

04:05 

Сиреневая бумажка

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
В "Человеке из Пасифиды" Стругацких есть такой момент:

В общем, американские и японские военные дискутируют на тему, к кому на базу повезут этого самого Человека из Пасифиды.

"Тут капитан третьего ранга разразился пространной речью по-английски и закончил ее японским «пожалуйста». Джерри хмуро глядел под ноги, разрывая песок носком ботинка.
- Может быть, договоримся? - произнес он невнятно.
- Хорошо, - сказал вдруг барон. - Исида, пойди и отгони от машины этих дураков. И операторов тоже. Оставь только Каваи.
Исида нахлобучил фуражку и неуверенно посмотрел на Като.
- Иди, иди, - кивнул барон, - не беспокойся.
И Исида пошел.
Когда через четверть часа он вернулся, потный и воинственный после переговоров с толпой, Джерри, капитан третьего ранга и двое сержантов военной полиции выгружали Железного Человека из джипа. Каваи растерянно бегал вокруг них, сам Железный Человек слабо сопротивлялся и выкрикивал короткие гортанные слова. Работа спорилась.
- Куда это его? - удивленно спросил Исида.
- У нас нет места в машине. Пусть везут его на своем «додже» в управление базы. В конце концов, ведь мы союзники… - Барон Като мельком взглянул на какую-то сиреневую бумажку, которую держал в руке, сунул ее в карман и выплюнул окурок сигареты.
- Поедем, - сказал он. - Хорошо бы успеть до обеденного перерыва."

Так вот, как вы думаете, что это за сиреневая бумажка? Выглядит так, что барону дали взятку. Но какую?.. Или она к купюрам и взяткам не имеет ни малейшего отношения?

(Действие происходит где-то в конце 1950-х - начале 1960-х).

@музыка: Тетушка Бильба - Бомба замедленного действия

@настроение: любопытное

@темы: Фантастика, Стругацкие, Книги, Вопросы, Цитаты

00:31 

А вот еще интересный вопрос...

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
В "Поиске предназначения..." упоминается песня с такими словами:

"Нас десять, всего только десять,
И старшему нет тридцати,
Не смейтесь, не надо, нас могут повесить,
Но раньше нас надо найти…"

Непосредственно за ней идет нижеследующая реплика: "…Это еще что такое? Это - поручик Али, начало двадцатых… Ага, помню: ее Сашка откуда-то принес, еще в университете", - т.е. можно понять так, что автором этой песни был некий поручик Али.

В оффлайн-интервью БНС сказал, что это "Песня английского разведчика" (английских разведчиков?), услышанная им где-то в 1950-е.

Интернет же утверждает, что вариант этой песни ("Нас десять, вы слышите, десять!
И старшему нет двадцати
Нас можно, конечно, повесить,
Но надо сначала найти!" и иные вариации) пели "русские скауты в подполье" (уже после ВОСР).

Кстати, напоминаю, что "scout"/"скаут", помимо значения "участник детско-юношеской организации", имеет еще и значение "разведчик".

Так вот, вопрос: таки что это за песня (или хотя бы к чему изначально она имеет отношение: к скаутизму или к разведчикам)? Где бы найти полный текст? Кто такой поручик Али?..

@музыка: Алькор - Крик

@настроение: любопытное

@темы: Витицкий, Книги, Поэзия, Стругацкие, Фантастика, Цитаты

Моя семья и другие звери. Книги, куклы и родственники

главная