Записи с темой: лагин (список заголовков)
13:14 

№ 5

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Как уже говорилось, дайри-юзеры der BudaiIka и KattyJamison осалили меня флешмобом: 7 дней (т.е. 7х2=14) надо показывать по обложке любимых книг детства (осталось еще 9, не считая сегодняшнего). Ну и рассказывать про них. (Еще надо каждый день передавать флешмоб еще кому-нибудь, но это мы опустим.)

Интересно, что считать детством?.. Ну, буду исходить из того, что детство - до 10 лет (кажется, именно когда мне исполнилось 10 лет, у нас в жизни произошли некоторые изменения). Поэтому некоторые книги не попадут - ну не помню я, читала ли я их до 10 лет...

Раз зашла речь о книгах, которые следовало читать только частично...



Л.Лагин. В сборник входили "Старик Хоттабыч" (имелось в виду, что только его я и буду читать), "Патент АВ" и "Остров Разочарования".

Ну, про "Старика Хоттабыча" и так все знают, замечу только, что там вторая редакция (1951 года), была еще первая, 1938.

"Этот первый вариант тридцать восьмого года потоньше второго будет. А какие персонажи в нем, в первом, были!

а) Гражданин Хапугин, «бывший частник, а теперь помощник заведующего хозяйством кустарной артели «Красный пух»;

б) «китайский артист Мей Ланьчжи» (будущий фокусник Сидорелли);

в) девятнадцать горемычных баранов…

Именно в таком виде повесть впервые была напечатана в «Пионерской правде» и журнале «Пионер».

В известной всем версии 1951 года текст существенно переработан: Хапугин стал американцем, поднят занавес над пребыванием Жени Богорада в Индии, персонал парикмахерской районного банно-прачечного треста избежал превращения в баранов, за средством от бороды Хоттабычу пришлось летать в тбилисские бани (в 38-ом его купили в московской аптеке), на волькином радиоприемнике в 51-ом Хоттабыч ловит только советские города, зарубежных уже нет и т. д. — мелких правок не счесть, но язык первого варианта поблек.

Значительная часть поздних правок была призвана придать книге злободневность: вариант 1951 года направлен на борьбу с внешними врагами – американцами, итальянцами и прочими «акулами капитализма», вариант 1938 года, менее резкий в идеологическом смысле, борется только с внутренними отрицательными явлениями."

"В романе "Патент "АВ" действие происходит в вымышленной стране Аржантейе. Доктор Стифен Попф изобретает чудесный эликсир, позволяющий ускорить рост любого живого организма во много раз. Однако изобретение попадает в руки дельцов, которым вовсе не выгоден ускоренный рост домашнего скота. Они мечтают об армии послушных биомашин, о новом классе людей с телом взрослого и с разумом ребенка..." (написана книга в 1947 году).

"Действие "Остров Разочарования" происходит в самом конце Второй мировой войны. Волею судеб на затерянный островок в океане попали одновременно несколько немецких офицеров с секретным грузом особой важности, четверо англичан и американцев и русский моряк Егорычев. На маленьком островке завязывается тугой узел интриг". (1951 год.)

Нет, конечно, "информация о послевоенной жизни нашей страны, о ее мечтах и иллюзиях", "послевоенная ситуация в мире (оккупация Германии, образование "железного занавеса")" - это очень мило, но... Вот к Лагину у меня сейчас были бы вопросы. Причем много. Причем даже по "Старику Хоттабычу". (Вероятно, как раз потому, что _тогда_ их не было.) Из серии "всех учили, но зачем ты оказался первым учеником?" (даже если он искренне верил в то, о чем писал). На что он бы вполне мог ответить "А ты не подталкивайся". И был бы прав.

Впрочем, как говорится, жизнь все расставила на свои места. Сейчас издают почти только "Старика Хоттабыча" (и мне жаль, что не издают "Голубого человека" - вот к этой повести вопросов было бы гораздо меньше. Или это я ее просто плохо помню... Ну и, может, "Майор Велл Эндью").

@музыка: Эовин - Костровые тени

@настроение: испуганное

@темы: Воспоминания, Детская литература, Книги, Лагин, Советская литература

02:09 

Дорогие френды, а вы любите головоломки?..

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Вот вам еще одна, хорошая, жизненная, с эпиграфом.

Эпиграф: "Старинная головоломка: ехал мужик, а с ним волк, коза и капуста. Надо им через реку переправляться, а с собою в лодку можно взять только или волка, или козу, или капусту. Как же мужику умудриться, чтобы не оставлять наедине ни волка с козой, ни козу с капустой?
А вот другая, самая современная задача: в силу стечения военных обстоятельств на одном острове оказались два англичанина, два американца, советский моряк и три эсэсовца, из которых один – матерый гитлеровец – ранен, но легко, другой, хоть и прикидывается образцовым военнопленным, безусловно укусит при первой представившейся возможности, третий, кстати сказать, недурно вооруженный, где-то пропадает и с минуты на минуту может нагрянуть. Советскому моряку надлежит в обстановке неприязни со стороны трех из его четырех спутников (ладно, не неприязни, а досадного непонимания) накормить всю перечисленную выше ораву и себя в том числе, тщательно обыскать пещеру, разведать обстановку на острове, принять меры для поимки оставшегося на воле эсэсовца и закончить допрос пленных с таким расчетом, чтобы:
а) ни в коем случае не оставлять майора эсэсовца с глазу на глаз с его фельдфебелем без присмотра упомянутого советского моряка или англичанина-кочегара, дабы не дать им договориться;
б) ни в коем случае не оставлять этих эсэсовцев с американцами без собственного присмотра (Смит, к сожалению, для них не авторитетен), дабы не дать им столковаться в ущерб общему делу союзников, и
в) даже в его, упомянутого советского моряка, присутствии ни в коем случае не допускать посторонних разговоров его союзников с пленными, по меньшей мере до завершения допроса.
Первую головоломку – с козой, волком и капустой – можно было решать и не решать. Вторую решать было необходимо в самом срочном порядке." (Л.Лагин, "Остров разочарования").

Суть головоломки. Сравнительно скоро у меня день рождения. Я хотела его отпраздновать, собрать народ. (И если Ка-Мышь права-таки, что я народу сто лет не нужна, ведь меня ж никогда и никуда не приглашают - а похоже, что она права - только не надо отрицающих комментов, мы сейчас не об этом, я хочу хотя бы раз в году наслаждаться иллюзией своей популярности и нужности). Я так была уверена, что Ка-Мышь согласится (как соглашалась и раньше) - что оттянула разговор катастрофически. Как вы понимаете - согласия не последовало. Ка-Мышь от этого всего устает, ей это не надо, да и мне, если вдуматься, зачем эта иллюзия?.. Я предложила запасной вариант: сборище у знакомого, любезно согласившегося предоставить квартиру для веселья. Нет, все же знают, что у нас есть где собираться (ну, из приглашаемых, в смысле), и решат, что Ка-Мышь меня выживает. Можно было бы в кафе (каком? где?) - но у меня с финансами не просто погано, а _очень_ погано - не рассчитывала я как-то на такой сюрприз. Да и учитывая склонность означенного приглашенного народа собираться не раньше назначенного времени, зато позже на несколько часов - за милую душу, посиделка в кафе может оказаться проблематичной.

Это вот исходные данные. Требуется: придумать, где и как глюк и 20 (гулять так гулять!) приглашенных могут отпраздновать глючий день рождения. Или - как объяснить Ка-Мыши, что, собираясь у знакомого, никто и в мыслях не имел, что она выживает глюк, а имел... А что имел?..

Пока - в акте отчаяния - я обдумываю мысль сказать, что кормежка - это подарок того знакомого, кормежку везти куда-то он не хочет, поэтому все едут к нему и к ней.

Вариант "не праздновать" мне не нравится. Это уж слишком... отказ от традиций.

@музыка: Владимир Качан - Условия дуэли

@настроение: задумчивое

@темы: Близкие, Лагин, Личное, Праздники, Родные, Цитаты

03:43 

Е.Лукин, "Приблудные"

Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Вот любопытно: как все же автору удается передать "свое мнение"?..

Лагина с его "Майором Велл Эндъю" оставим в стороне - Лагин писал именно _памфлет_, там отношение автора и должно быть ясно. Хотя сабжевая повесть мне почему-то именно "Майора..." и напомнила.

Но вот, скажем, "Второе нашествие марсиан". Понимаете, там же оба "главных спорщика" - и Харон, и Аполлон - остаются "при своем мнении". И не показывается "моральный крах" ни того, ни другого. Но в то же время чувствуется (или это я убеждена, что так и должно быть?), что авторы - на стороне Харона.

И так же тут - _чувствуется_, что автор - на стороне своих героев. И, соответственно, на стороне их нового хозяина. (Хотя я не исключаю того, что мне кажется все совсем не правильно).

Но почему? Из-за обрыва повествования именно на том моменте, на котором оборвано (у героев и их хозяина - все более-менее хорошо, у землян - видимо, не так)? Из-за того, что не показана иная модель поведения (именно в сложившихся обстоятельствах)?

@музыка: Филигон - Дезертир

@настроение: задумчивое

@темы: Книги, Лагин, Лукин, Параллели, Советская литература, Стругацкие, Фантастика

Моя семья и другие звери. Книги, куклы и родственники

главная